Владимир Дехтярёв

Дехтярев В.: Приветствую всех любителей хоккея! На волнах Спорт FM программа «Хоккейный вечер», и в гостях у нас Андрей 
Николишин. Наверное, Андрея можно назвать хоккейным экспертом. 

Николишин А.: Не люблю это слово. Добрый день. 

Дехтярев В.: Ну что ж, говорим о хоккее. Тем более нам есть о чем поговорить. Первый вопрос касается травмы Сергея Мозякина. Мне не очень понравились высказывания некоторых наших хоккейных специалистов. Это ведь хоккей. На мой взгляд, Карсумс играл абсолютно по правилам.

Николишин А.: Однозначно. У меня относительно этого эпизода нет даже доли сомнения. Это был абсолютно чистый силовой прием абсолютно по делу, правильно и уместно. И то, что Сергей получил травму, — это его проблемы. Нам, конечно, жалко лидера — лидера не только «Магнитки», но и всего чемпионата. Когда любой игрок получает травму, жалко и обидно. Но это ведь хоккей — контактный вид спорта. Нужно быть готовым ко всему, в любую секунду ждать, что может произойти столкновение. 

Дехтярев В.: В КХЛ, наверное, в меньшей степени ждешь такого. А вот матчи Национальной хоккейной лиги — ты ведь сам играл — там такие столкновения в пределах нормы, а силовые столкновения в каждой игре. 

Николишин А.: Здесь даже ничего особенного не было. Плечом в плечо.  Мозякин был с шайбой, в тот момент Карсумс в него въехал. Какие разговоры могут быть, я даже не понимаю.

Дехтярев В.: Наверное, слышал, говорили: «Вот! В начале сезона мы потеряли Сергея Мозякина!»

Николишин А.: Ну да, я читал эти высказывания. И Михайлова, и Гимаева. Но я, честно говоря, даже не вижу повода разговаривать об этом. Врезали и врезали. Держи удар, будь готов! Карсумс — он всю жизнь так играет. И правильно делает, что так играет. В чем проблема? Мы же не в балете. 

Дехтярев В.: Вот о чем и речь. Тогда перейдем ко второму вопросу. Сейчас опять-таки много высказываний по поводу работы судейства. Ты бы как оценил? На мой взгляд, где-то арбитры перегибают палку. Есть моменты, когда удаления не было, но есть указание сверху — надо фиксировать.

Николишин А.: В плане судейства я бы, наверное, согласился с Сафроновым. Это театр абсурда. Я смотрел и первые игры, и последние. Сколько там? По пять, шесть, семь матчей сыграли. Маразм какой-то получается: первая игра 20 минут, удаление у каждой команды, причем удаляют за то, что ударом… Да что там! Даже контактом не назовешь! Есть явные нарушения, но за них не удаляют. Непонятна трактовка правил. Не то чтобы команды, тренеры и болельщики против судей, просто они не могут понять, за что и когда удаляют. Вы как-то определитесь, тогда будет проще всем. 

Дехтярев В.: Ты уже застал те правила НХЛ, когда началась борьба с этой грязью? Помнишь, тогда тоже возмущались?

Николишин А.: Ну, это было где-то первые полгода, никак привыкнуть не могли. Там борьба не с грязью была, а с зацепками. Первое — это после локаута в 2004 году…

Дехтярев В.: Это правила против «Нью-Джерси». Помнишь, когда «Нью-Джерси» устраивала свои капканы…

Николишин А.: Ну, далеко ходить не надо. Возьмем «Динамо» 90-х годов. У нас было такое выражение: «Вилы в бок с колом навстречу». Из цепких рук динамовских защитников нападающих никто не вырывал. 

Дехтярев В.: Как ты думаешь, чего нам дальше ожидать? Что будет с правилами? Вот сейчас? Потому что возмущений и жалоб действительно очень много. 

Николишин А.: Мне кажется, о правилах и тому подобном нужно было договариваться на берегу, до начала чемпионата. 

Дехтярев В.: Так вот о чем я и говорю. Все генеральные менеджеры были в курсе, что у нас будут изменены правила. А сейчас все говорят, что к этому не готовы. Но вы же садились за стол переговоров, Поляков — глава департамента судейства — вам рассказывал, что будет происходить. А сейчас все вдруг понимают, что почему-то к этому не готовы. 

Николишин А.: Мне сложно об этом говорить, я не был на этих заседаниях и не видел, какие фрагменты показывал Поляков, за что будут удалять, за что не будут. Но то, что я видел в первых матчах, — это реально абсурд. Это удаления, просто высосанные из пальца. Как играть в хоккей при таком судействе? Мне представляется, очень сложно.

Дехтярев В.: Также Поляков приглашал журналистов и комментаторов, мы были на этих семинарах. То, что происходит сейчас, несколько не соответствует тому, о чем он нам рассказывал.

Николишин А.: Ну вот видите — переобуваются на месте, а страдают от этого все: игроки, болельщики, руководители. 

Дехтярев В.: А заявление Сафронова о том, что мы тем самым как-то убиваем сборную, как-то неправильно будем играть, что-то там в мире будет неправильно происходить… 

Николишин А.: Он абсолютно правильные вещи говорит, потому что на международной арене судят совсем по-другому. Когда наши игроки после наших чемпионатов туда попадают, они оказываются в вакууме. Там разрешают и в тело играть, играть в более, скажем так, контактный хоккей. У нас за это привыкли удалять, а там нет. И мы начинаем думать, чесать затылок, что происходит, как так, возмущаться начинаем… А пока возмущаемся, нам забивают. 

Дехтярев В.: Мне кажется, мы перестали выполнять силовые приемы, причем выполнять их правильно. В нашем хоккее таких вопросов очень много. Смотришь НХЛ и видишь, что там есть, я бы сказал, культура силового приема. Вот здесь этого нет. А куда это уходит? Это судьи или сами игроки? 

Николишин А.: Я думаю, здесь совокупно — и судейство, и игроки. Если вспомнить предыдущее поколение, взять того же Каспарайтиса и многих других — были защитники, которых боялись. Боялись не потому, что они какие-то здоровые, а потому, что могли встретить, могли врезать и сделать больно. Мне говорят, что вот он идет на силовой прием, умышленно наносит травму… Да любой игрок, если сталкивается, хочет сделать больно сопернику — это хоккей. Это такие правила мужской игры. Я иду бить не потому, что я хочу нанести травму. Естественно, никто не хочет нанести травму, но сделать больно хотят все. Ведь, когда мы забиваем голы, мы же делаем больно сопернику. Почему мы говорим о силовом приеме как о чем-то сверхъестественном?

Дехтярев В.: Поэтому мы и потеряли всю силовую борьбу, у нас ее практически нет. 

Николишин А.: Нам ее запрещают везде.

Дехтярев В.: Мы выходим играть на международную арену. Вот, пожалуйста, Олимпийские игры. Что показывала сборная России? Я, честно говоря, до конца не понимаю. Когда мы играли против финнов, теряли постоянно шайбы… Вообще было непонятно, что происходит. Игры как таковой не было! 

Николишин А.: Ну, давай не будем про Олимпиаду…

Дехтярев В.: Я сейчас даже не про саму игру, а про ведение силовой борьбы. Все-таки контакт должен быть какой-то…

Николишин А.: Да у нас сейчас даже защитников таких не осталось. Назови мне хоть одного, кто ведет жесткую силовую игру, которого боятся. Ну, может быть, насчитаем на пальцах одной руки.

Дехтярев В.: Соглашусь, их действительно мало. Проблема с защитниками никуда не уходит…

Николишин А.: А кто с ними работает? Взять детский спорт, детский хоккей — все хотят результата даже на детском уровне. «А нам сейчас первенство Москвы надо выиграть». Но задача стоит выиграть или воспитать? Нужно определиться с этим.

Дехтярев В.: Мне кажется, с этим есть проблемы. Понятно, что должна стоять задача выиграть. Но опять-таки, ты сначала должен вырастить, воспитать хоккеиста и только потом с ним начинать выигрывать. А когда тебе постоянно говорят, что надо выиграть, то здесь тебе уже не до тренировочного процесса. 

Николишин А.: Я согласен. Поэтому мы и ратуем за то, чтобы дети у нас воспитывались, учились, совершенствовались, а не гнались в этом возрасте за фиктивными золотыми медалями. 

Дехтярев В.: Самое время поговорить о том, что у нас происходит на старте сезона. Начнем с Восточной конференции, с тех команд, от которых ждали, наверное, большего. Понятно, что сезон только-только стартовал, но есть команды, у которых уже проблемы. Я бы хотел начать с челябинского «Трактора», поговорить об увольнении Кречина — вице-президента «Трактора». Что сейчас вообще происходит с челябинской командой? 

Николишин А.: Для меня однозначно, что «Трактор» начал разваливаться не вчера и не сегодня, а немного раньше — с уходом Белоусова, с прекращением финансирования и поддержки от предыдущего губернатора. Проблемы налицо, и зачем их скрывать? Об этом давным-давно все говорят в кулуарах. Та селекция, которая была проведена… Очень много странного происходит в клубе. 

Дехтярев В.: Карри Киви — его назначение стало для тебя неожиданным? Почему именно он? Потому что финский специалист?

Николишин А.: Наверное, потому что проще будет уволить и списать все беды на него. 

Дехтярев В.: А что сейчас делать? У команды игры нет. Команда находится в такой ситуации, когда тренер говорит: «У нас много возрастных игроков, у нас что-то не то, что-то не так, надо усиливать команду». Это оправдание?

Николишин А.: Ну, оправдываться можно всегда и во всем. На мой взгляд, должна быть какая-то преемственность, какая-то политика выстраивания команды, школы. В Челябинске испокон веков была сильная уральская школа, куда приходили тысячи мальчишек, и из этих мальчишек получались шикарные мастера, которые на всех уровнях уже выиграли все, что можно: и чемпионаты мира, и Олимпийские игры. Но сейчас почему-то в Челябинске школы не осталось. И почему-то у нас в «Тракторе» все, кто угодно, только не местные мальчишки. Почему нет вертикали от первой команды ко второй, далее к молодежной школе? Я думаю, что проблема лежит в этом. Проще всего накупить игроков, собрать по всему Союзу лучших…

Дехтярев В.: Так у «Трактора» и это не получается. 

Николишин А.: Ну почему же… При Валерии Константиновиче Белоусове команда два года подряд была и серебряным призером, и бронзовым. И вот ушел Белоусов, не стало Юревича. И куда все подевалось? 

Дехтярев В.: А на твой взгляд, увольнение Белоусова — ошибка? Или пришел тот момент, когда надо было что-то менять в команде? 

Николишин А.: Я, честно сказать, не знаю, что и насколько там можно было менять. Та команда, которая была при Белоусове, действительно была хорошая, сильная, добротная. Но снизу-то подпитки не было… Не было молодежной команды, не было от школы подпитки. Уволили бы Белоусова, не уволили — она бы все равно развалилась. 

Дехтярев В.: Поехали дальше. Опять-таки «Барыс». Прошлый сезон команда начала довольно уверенно. В этом сезоне у Андрея Викторовича Назарова не особо получается, есть какие-то проблемы. Хотя, в общем-то, ударное звено осталось, вроде бы все на месте. И приобретение — вернувшийся Даллман… Но вот Андрей Викторович немного нервничает. Что-то у него не получается.

Николишин А.: Прошлогодний «Барыс», честно, мне очень нравился. Мне импонировала команда, играла она очень интересный современный хоккей с хорошими исполнителями. А исполнители там уже давно канадцы и американцы, которые играют главную роль. У них в конце сезона были проблемы с вратарской линией из-за травм.

Дехтярев В.: Не первый год у них именно с вратарями проблема. Причем в плей-офф она очень остро стоит. 

Николишин А.: Для меня было удивительно, что они поменяли тренера в конце этого сезона. Я не знаю даже, чем это объяснить. Но команда шла вверх. В этом году они меняют тренера, приходит Назаров. Естественно, идет период пертурбации в команде в тактическом, психологическом, игровом планах. Я имею в виду, будут набираться другие специалисты, придут новые люди. Наверное, как тренер Назаров еще не сказал свое слово. 

Дехтярев В.: Мне кажется, сказал... 

Николишин А.: Он пришел со своей тренерской командой. Вовка Воробьев, Калянин с ним пришли. Пока, наверное, до конца им не удалось донести ту модель игры, которую проповедует Назаров.

Дехтярев В.: Наверное, сказывается такое нервное поведение тренера. Вообще, как ты бы оценил то, что произошло с Назаровым, и вот эту дисквалификацию его на шесть матчей. 

Николишин А.: Ну, дисквалификация — это следствие его поведения. То, что он творил на льду, — это ни в какие рамки не лезет. Естественно, это аспект воспитания, аспект твоего поведения. Ты ведь публичный человек, ты представляешь не только команду, но и страну — Казахстан. Поэтому надо уметь держать себя в руках. Такие выходки не красят никого: ни Назарова, ни клуб, ни КХЛ. Поэтому надо отвечать за это. 

Дехтярев В.: «Адмирал» — «Амур». Вспомним, что в прошлом сезоне «Адмирал» с ходу и просто занял место в плей-офф. В этом сезоне старт не очень хорошо получился. Команда сейчас одержала две победы. Но с другой стороны, проблему-то это не решило. Здесь так совпало, что и у «Барыса» проблемы были. «Барыс» приехал сюда на выездную серию, и, что называется, попал «Барыс»…

Николишин А.: Ну, по крайней мере для меня, неудивителен плохой старт «Адмирала». И по селекции, и по таким игрокам, которые были собраны в этом году… Второй год команде, а уже многое изменилось, много игроков ушло, кто-то пришел новый… То есть фактически коллектив создается заново. Все это очень сложно, плюс тренер меняется. Уже третий тренер, по-моему. Это все не просто так, и им действительно сложно. У них нет детской школы, второй команды пока нет. Проблем предостаточно. И хоккеистов у нас добротных осталось мало, которые бы ко всему прочему хотели играть во Владивостоке. Хотя край благодатный. Я был там недавно, мне все очень понравилось: и отношения, и инфраструктура — все там очень здорово. 

Дехтярев В.: Перейдем к верхней части турнирной таблицы. Магнитогорский «Металлург»… Здесь Майк Кинан как-то сказал: «Я знаю, как остановить свое первое звено, но я никому не скажу». Кинан, может быть, как раз имел в виду силовой прием Карсумса? Такая жесткая игра против первого звена… На твой взгляд, как остановить звено Коварж — Мозякин — Зарипов? 

Николишин А.: Как остановить? Ну, если я буду когда-нибудь тренером, я скажу как. А сейчас можно говорить все что угодно. Как бы я остановил? Пожалуйста, в последней игре «Динамо» с «Магниткой» сыграли на ноль. Только благодаря серии буллитов и за счет мастерства Зарипова «Магнитка» смогла победить. Тем не менее «Динамо» очень плотно играл. Всю игру персонально играли по первому звену, не давали им большого пространства, старались играть плотнее. Хотя, когда первое звено «Магнитки» выходило на поле, не сказать, что оно доминировало, но создавало моменты, зачастую хорошие. Есть противоядие, просто надо искать, надо думать, надо импровизировать, что-то новое предлагать.

Дехтярев В.: Мы видели, как сыграл Карсумс — в пределах правил, но абсолютно жестко. 

Николишин А.: Ну, это было уже в конце игры, там оставались считаные минуты. 

Дехтярев В.: Еще одна команда, о которой хотелось бы поговорить отдельно, — это Восточная конференция, омский «Авангард». «Авангард» очень серьезно и сильно изменился в этом сезоне. Вернулся в очередной раз Раймо Сумманен. Что мы можем ждать от этой команды? Пока некоторые игры команда проводит очень мощно, очень здорово. А есть игры, например с «Металлургом», «Новокузнецком», когда у Омска не получается. Два раза встречались — два поражения. Это как американские горки. С чем ты это связываешь? С тем, что команда пока создается? С тем, что команда пока только в начале пути, только начинает понимать философию Сумманена? 

Николишин А.: Я не думаю, что они в самом начале пути, они уже работали с Сумманеном. Не все, но ничего страшного. Все-таки есть еще наша ментальность, которая не позволяет нам играть достаточно ровно и стабильно на протяжении всего чемпионата. Где-то проскакивают какие-то недоработки. И то, что я видел в игре «Авангарда», — мне кажется, много проблем у них в обороне. Очень много пропускают голов, контратак, у их ворот создается много моментов. Хотя в нападении выглядят очень неплохо. Тот же Широков вышел на совсем другой уровень. В каждой игре очень много созидает, создает, забивает при этом. Приятно это наблюдать. 

Дехтярев В.: Как раз о Широкове… Я вспоминаю прошлый сезон, там была травма. Были какие-то определенные причины, почему Сергей так и не вышел на свой уровень. Мы же знаем, как он умеет и как он может играть. И сейчас в Омске мы видим совсем другого Широкова, который постоянно нацелен на ворота, который идет вперед. Это еще зависит от тренера — Торчетти, Сумманен? 

Николишин А.: В этом случае, я думаю, зависит не столько от тренера, сколько от места расположения. ЦСКА был флагманом нашего хоккея на протяжении многих лет. Это большие традиции, это Москва, постоянное давление, постоянно на виду. А Омск — это провинциальный город, здесь тебя любят, носят на руках. Совсем разные вещи — играть в столице или на периферии. И уезжая в тот же Омск, например, люди раскрываются, потому что у них внимание сразу концентрируется на хоккее. Здесь они распыляются, отсюда результаты такие нестабильные. Не все могут с этим справиться. На периферии это сделать проще, и там они выдают хороший результат.

Дехтярев В.: В Москве, конечно, увлечены хоккеем, но опять-таки не очень. В Омске больше люди сосредоточены на хоккее. Еще потому, что одна команда…

Николишин А.: Естественно. Что в Омске еще делать, куда пойти? Есть команда, которая играет, показывает результат. Конечно, все ходят, все знают друг друга, все знают игроков. Конечно, в Омске болельщики особенные, там всегда было приятно играть.

Дехтярев В.: Что мы можем ждать от Омска в этом сезоне? Понятно, что все ждут движения вперед. Особенно в связи с прошлым провальным сезоном. Даже руководство ставит задачу команде играть в финале. Как ты думаешь, способен Омск?

Николишин А.: Вполне. По той игре, которую они показывают сейчас, и по тому потенциалу, который есть в клубе, в коллективе, я думаю, они одни из претендентов на то, чтобы играть в финале. Почему нет? Та же «Магнитка», та же Казань, Уфа. Я думаю, это те четыре коллектива, которые на Востоке будут бороться за попадание в финал. 

Дехтярев В.: Вот как раз про «Ак Барс». Вернулся Зинэтула Хайдарович Билялетдинов. Все воспрянули духом, мол, Билялетдинов вернулся, значит, сейчас «Ак Барс» снова станет флагманом нашего хоккея, все у нас наладится. Как ты считаешь, Билялетдинов в том возрасте, когда меняться не получится? Есть какая-то своя тренерская концепция. Мы увидим новый «Ак Барс» или «Ак Барс» того же Билялетдинова, что был несколько лет назад? 

Николишин А.: Ну, основа останется того «Ак Барса», который был раньше. Если что-то и поменял Зинэтула Хайдарович, то не глобально, а какие-то моменты. И это видно по игре. «Ак Барс» стал играть более активно, чаще стали подключаться защитники. 

Дехтярев В.: А как ты считаешь, изменения в защите — это от Билялетдинова? 

Николишин А.: Специфика хоккея сейчас такова, что если ты не играешь активно защитниками, то результата не будет. 

Дехтярев В.: Мы видели это в Сочи. 

Николишин А.: Ну, там мы видели, что защита у нас отдельно от нападения. 

Дехтярев В.: То есть сейчас он это пересмотрел.

Николишин А.: Для него это тоже этап в карьере, в жизни. Как сильный тренер он себя зарекомендовал. Я его знаю достаточно хорошо, он всегда старается совершенствоваться. Да, возможно, он не всегда действует креативно, но всегда всему и везде учится. И надо отдать ему должное, он сделал для себя выводы. Олимпиада была для него определенным этапом. Что-то получилось, что-то нет, но человек идет дальше. Честь ему и хвала. Дай бог, чтобы у его «Ак Барса» в этом году все получилось. 

Дехтярев В.: «Салават Юлаев» в этом году начинает сезон и неожиданно сталкивается с вратарской проблемой. Мы видели это в нескольких матчах. Думаю, даже для тренерского штаба это оказалось несколько неожиданным. И сейчас команда пытается эту проблему решать. Что мы можем ожидать от «Салавата Юлаева» в этом сезоне?

Николишин А.: Для меня очень странно, что они столкнулись с такой проблемой в этом сезоне. Это же их выбор был, их селекция. Они же пригласили Коваля туда. Хотя, как по мне, так он очень нестабильно играл все предыдущие сезоны. Зачем было брать его, если он нестабилен и ненадежен? Есть своя неплохая школа. Уехал Василевский, но есть — хороший мальчишка, добротный и перспективный. Почему бы его не развивать, не давать ему возможность? Они уже раз обожглись, продержали Василевского до упора, а потом, когда «петух клюнул», стали его ставить и поняли, что парень-то играет, парень все тащит. Это недальновидность руководства «Салавата Юлаева». Почему-то делают ставку на легионеров, на финнов, еще на кого-то…

Дехтярев В.: Да, еще же пригласили вратаря-легионера, в том-то и дело. 

Николишин А.: Это дело каждого. Я бы сделал по-другому, а они вот так. 

Дехтярев В.: ну, пока они руководят... Когда придешь в «Салават Юлаев», сделаешь все по-другому.

Николишин А.: Хотя команда в нападении играет очень прилично сейчас. И Пильстрем совсем по-другому заиграл, раскрылся вновь. Кирилл Кольцов — вот кого не замечают, а он между тем достаточно продуктивный, интересный и играет по-лидерски в Уфе. Это приятно видеть. 

Дехтярев В.: Перейдем к Западной конференции. Я начну с хоккейного клуба ЦСКА. И вот, пожалуй, то, что не удалось сделать Торчетти в прошлом сезоне, сейчас пытается сделать Квартальнов. Есть дисциплина, команда играет по счету. Где-то, может быть, осторожнее, но, по крайней мере, она добивается сейчас результата. А как тебе изменения в ЦСКА? Практически 17 новых хоккеистов в команде. 

Николишин А.: Ключевое слово здесь будет «опять». Я даже не знаю, сколько хоккеистов ЦСКА поменял за последние три года. Не хватит цифр пересчитать. Но тем не менее собрана добротная команда, видна тренерская рука, видно, что над коллективом работали и работают. Есть звено лидеров, есть ребята, которые подтаскивают снаряды. Есть хорошая вратарская линия. Привлекаются молодые ребята. Точечная селекция в этом году идет на пользу. Мне он очень понравился, и он сейчас выдает весьма неплохой сезон. Да Коста, считаю, очень сильное приобретение. Немного сбавил Прохоркин в сравнении с прошлым сезоном, но, очевидно, у него сейчас нет столько игрового времени. Плюс это синдром второго года, очень сложно выкарабкаться. Мне очень импонирует подход Радулова: то, как играет Сашка, — это по-капитански, по-лидерски. Пускай он сейчас не набирает столько очков, сколько мы от него ждем, но он ведет команду за собой в решающие моменты. В том, сколько он созидает, никто пока с ним сравниться не может. 

Дехтярев В.: Продолжаем говорить про Западную конференцию. Новичок — это финский «Йокерит». Что мне нравится в этой команде, так это главный тренер — Эркка Вестерлунд. Сейчас объясню почему. Я вспоминаю Турин 2006 года, вспоминаю Москву 2007 года, Сочи 2014 года — везде там был Эркка Вестерлунд. Сейчас он пытается свою систему игры перенести на клуб. Сейчас на начальном этапе у него вроде как получается. Опять-таки видим, вот они — финские специалисты. Среди них много достаточно грамотных. Как тебе «Йокерит»?

Николишин А.: Я еще перед началом чемпионата говорил, что «Йокерит» будет в лидирующей группе, они одни из фаворитов. Видна рука тренера. И самое главное, там нет российских игроков.

Дехтярев В.: Это важно?

Николишин А.: Это важно. Для них это важно. Потому что ментальность имеет большое значение. Когда финский специалист приезжает в российский коллектив, ему сложно найти взаимопонимание, потому что его зачастую не слышат. А здесь ему намного проще работать, намного проще свои идеи реализовывать. Команда действительно показывает хороший, добротный хоккей. 

Дехтярев В.: А как же Майк Кинан? Проникся менталитетом, нашел общий язык. 

Николишин А.: Вы не забывайте, что Майк Кинан уже четвертый иностранный специалист в Магнитогорске. Если не пятый… Руководство клуба планомерно приучило игроков, селекция велась. В «Магнитке» целостность и основательность была изначально, поэтому они и дают результат. Надо отдать должное Майку Кинану — он красавец. Посмотрите, как он подтягивает молодежь, причем молодежь местную. Те же Каменев, Косов, Григоренко — они у него все играют. Он не просто пришел гастарбайтером, который вытянул сезон и уехал. Нет, он планомерно работает. Работает и со второй командой, и в школу ходит. Вот целостный подход — он дает результат. А все остальные тренеры…

Дехтярев В.: Вот у меня и вопрос в этом. Посмотри, приходит Майк Кинан, который все, что можно, в принципе, выиграл. У него все есть, абсолютно все. Но человек работает с командой, он не боится брать молодых. У нас наши тренеры боятся брать молодых. 

Николишин А.: Наши боятся, а он не боится.

Дехтярев В.: Это уверенность в себе, в своих силах? 

Николишин А.: Я не думаю, что это идет только от него. Это было одно из его пожеланий, и это нашло отклик у руководства. Надо отдать должное, который сумел все это аккумулировать, создать условия, где-то поддержать Майка Кинана, где-то что-то порекомендовать. Школа в Магнитогорске хорошая, дает результат. И они ее продвигают. В отличие от того же Челябинска. 

Дехтярев В.: Абсолютно. Майк Кинан молодец, в этом отношении ему можно сказать только большое спасибо. Он готовит игроков для нас.

Николишин А.: Для меня это пример организации клуба с приглашением иностранного специалиста. Есть Илья Воробьев, который учится. Не знаю, будет он в дальнейшем главным тренером или нет, это уже второй вопрос. То, как «Магнитка» выстраивает свою систему, команду, коллектив, мне очень импонирует.

Дехтярев В.: Есть ярославский «Локомотив», который сейчас пригласил Шона Симпсона — еще один иностранный специалист, кстати. Пока игра «Локомотива» — это не то чтобы качели или американские горки… Я вот сейчас смотрю матч с «Ак Барсом» — классно сыграли. Но тут же следующий матч против «Автомобилиста» — совершенно другая игра. Да, там и «Автомобилист» проиграл до этого… Но у меня такое ощущение, что «Локомотив» вернулся чуть-чуть назад, когда командой руководил Том Роу, помнишь? То ли игроки еще не поняли, что от них требует Шон Симпсон, то ли там нужен Петр Ильич Воробьев. 

Николишин А.: Нет-нет, я видел «Локомотив» еще на предсезонке, когда они в Швейцарии тренировались. Это очень похожая с Магнитогорском модель, им нужно немножко больше дать времени. И «Локомотив» выдаст игру и концепцию. У них много своих ребят привлекается. Они очень правильным путем идут. Я не думаю, что сейчас надо рубить с плеча, все у них получится. Очень хорошая команда, добротная. То, как работает тренер, то, что я видел, вызывает уважение. Куда-то потерялись лидеры. Те же Плотников, Аверин… Их пока не видно, не слышно. Может, это в связи с тем, что чемпионат мира выиграли, был поздний сезон. Может быть, как-то из-за этого они немного отброшены назад. Когда ребята выйдут на ведущие роли, когда начнут давать результат, то все у них наладится. Наверное, это больше психология… 

Дехтярев В.: Московское «Динамо». В команде новый главный тренер. Хотя, с другой стороны, он работал с Олегом Знарком в этой связке и будет продолжать работать в сборной. Но все равно, опять-таки же, ты главный тренер — у тебя есть свое видение игры, определенная тренерская концепция. Что сейчас происходит с московским «Динамо»? Или нужно, чтобы просто прошло чуть-чуть больше времени, и в команду все вернется? 

Николишин А.: Ну, команда от игры к игре прибавляет. Посмотри, игры уже более добротные, более качественные. Последняя игра с «Магниткой» мне очень понравилась. Все равно есть какие-то недочеты, есть минусы, которые не мешало бы исправить. Мне бросилось в глаза, что те ребята, которые должны вроде как тащить команду, этого не делают. Тот же Даугавиньш покушался на роль лидера, но пока его не видно. Тот же Кокарев, игрок сборной, пока выглядит очень слабо, много потерь на нем, судя по последней игре. Нет того лидера, который вел бы за собой. С уходом Комарова мне со стороны кажется, что очень слабое нападение, некому продавливать, нет силовых ребят. Хотя в обойме есть мальчишки. Тот же Леха Сопин, который достаточно крепкий физически пацан. Но пока он не задействован, пока он не играет. Приход Терещенко — это подспорье для «Динамо». Это игрок высокого уровня, и в «Динамо» он пришелся ко двору. 

Дехтярев В.: Хоккейный клуб СКА, возвращение Быкова и Захаркина. Я как раз был в Петербурге, общался с тренерским штабом. И когда спросил про вратарей, Захаркин стал мне кулаки показывать. С Ежовым расстались. Сейчас Иванников, Салак… Мы видим, что у СКА есть проблемы с вратарской линией. И с такой вратарской линией, не в обиду питерской команде будет сказано, в плей-офф идти тяжело. И в защите есть некоторые проблемы. По регулярке-то все будет нормально. 

Николишин А.: Да, я думаю, что вратарская линия и линия обороны — это их основная головная боль. Причем не по именам, а по организации в игре. Очень много моментов создается около питерских ворот. Дают бросать, дают вылезать, дают забивать. И вратарь не так надежен, как хотелось бы. Не думаю, что приглашение Иванникова решит эту проблему. Почему? Потому что он вторым номером приехал. А будучи в «Адмирале», когда он чувствовал свою значимость, надобность, он играл, причем играл здорово. Плюс это периферия, это не Питер. Каково ему будет здесь? Он ведь все-таки питерский мальчишка, сложно ему будет. Я так думаю. Дай бог, чтобы у него получилось. 

Дехтярев В.: Ну, в СКА, я думаю, сейчас будут искать вратаря в любом случае. 

Николишин А.: Кого они только не ищут.
Главный тренер хоккейного клуба СКА Вячеслав Быков и профессор кафедры теории и методики хоккея Игорь Захаркин в гостях у Владимира Дехтярева.

Дехтярев: Первый вопрос. Вернемся немного назад. Вячеслав Аркадьевич, Игорь Владимирович, не обидно ли было после того, как вы завершили работу со сборной, получить тот поток критики, который вылился на вас? «Грязь», «выжженная земля», «после вас ничего не осталось»… Не обидно ли было все это слышать, тогда как именно вы после пятнадцатилетнего перерыва принесли России первое золото? 

Захаркин И.: Я не знаю, было мне обидно или нет. Обида — это такое эмоциональное слово… Если бы это был профессиональный анализ… Вот говорят «выжженная земля»… Это, получается, не только Быков и Захаркин. Это, получается, весь русский хоккей у нас — «выжженная земля». Понятно, что с нами или без нас в России всегда были, есть и будут хоккеисты хорошего уровня — как бы с ними ни работали, чтобы с ними ни делали. Мы считаем, что хоккей с шайбой — это действительно российский вид спорта. А что касается эмоциональных оценок… Да, неприятно было читать про «грязь». Откровенная ложь, причем кем-то специально раздуваемая. Это неприятно, мерзко. Но у меня не было обид. 

Быков В.: Любые слова должны подтверждаться какими-то доказательствами. Ясно, что спорт во многом подразумевает результат. Но программировать и обещать результат — это неправильно. И мы никогда никому ничего не обещали. Это просто невозможно. А второй момент: у нас есть традиция. Если автобус с командой остановился — назад он уже не едет. Поэтому я на этот вопрос ответил. Назад мы не едем. Мы смотрим только вперед.    

Захаркин И.: Слав, я еще добавлю. Никогда не думал об этом. Но если сейчас вспомнить, опять-таки, «выжженная земля» — хорошее такое выражение получается. Мы старались к решению вопросов привлекать тренерский корпус. Мы брали работать в штаб людей, которые, как мы считали, имеют перспективы в российском хоккее. Мы приглашали много молодых хоккеистов. Слава абсолютно прав. Нет ничего аргументированного, а есть просто вот такие заявления. И ведь они произносятся не в дискуссии с нами, а за спиной, когда мы не можем отреагировать. Вот это, с моей точки зрения, малопрофессиональное поведение. Это, конечно, было удивительным. 

Быков В.: Бог им судья.

Захаркин И.: Да, но о прошлом говорить уже не хочется. 

Дехтярев: Тогда еще один вопрос. Касается он, наверное, Ванкувера. Чуть-чуть вернемся назад все-таки. В том смысле, что если бы сейчас вернуться в Ванкувер… У нас и в Сочи-то, в принципе, ничего не изменилось…

Быков В.: Вот это и обидно. 

Дехтярев: То есть опять одна четвертая, и для нас все заканчивается. В связи с этим, если бы вернуться в Ванкувер, если что-то поменять… Или ничего менять в тот момент не нужно было? Оставили бы все  как есть? Если бы это было сейчас.

Безусловно, нет. 

Дехтярев: То есть какие-то ошибки были?

Да. И я об этом говорил. В какой-то степени роль тренера — вселить в игрока уверенность… нет, даже не вселить уверенность, а воодушевить его на подвиг, на смерть. Быть может, это сказано грубо. Но идти готовым умирать — это то душевное состояние, которое игрок должен вызывать у себя сам, а мы ему должны в этом помочь. А все технические и тактические детали — это, мне кажется, второстепенно. Мое мнение.

То, о чем ты сейчас говоришь, — это в момент игры. До игры совсем немного времени. Я думаю, что в этой ситуации, понимая, что вот так все случится, мы могли бы собрать команду накануне, каким-то особым образом поговорить о важности этого матча. Теперь мы понимаем, что, может быть, у команды было эдакое легкое состояние перед игрой. Думали, что соперники, с которыми ребята встречаются в НХЛ… ну, на тот момент наша атака была сильнее по статистическим данным, чем их оборона. Эта успокоенность или отношение к игре, как к игре, конечно, надо было бы изменить нам. 

На тот момент душевное состояние канадцев было… чтобы их перебить – нужно было так завести и завестись! Это очень сложно. И надо отдать должное канадцам, потому что они действительно были в каком-то таком состоянии — тогда их невозможно было обыграть никаким образом, на мой взгляд. 

Ну, основной вывод не был сделан никем потом после нас. И вот он, четвертьфинал снова. Нас-то грязью облили, а вывод никто не стал делать. Мы-то старались сказать, но нас никто не захотел услышать. И на собрании исполкома было много сказано об объединении с КХЛ и федерацией. 

Дехтярев: Вот сейчас выстраивают ось: юниорский хоккей — молодежный хоккей — национальная сборная. Вы же эту схему предлагали еще до того, как ее начали реализовывать сейчас. 

Захаркин И.: Получается так, что мы как бы оппоненты тем людям, которые сейчас работают...

Дехтярев: Нет, ни в коем случае. 

Захаркин И.: Мы совсем не оппоненты, просто мы предлагали ряд мероприятий. Мы сыграли плохо, нас облили грязью. Понимаешь, Володя, что самый главный судья — это мы сами. Это и бессонные ночи, это и боль, о которой Слава постоянно говорит, — она и у меня есть. И у ребят этот Ванкувер как очень серьезная заноза в их… карьерах. С Сочи не хочется проводить параллель. Наш рубеж был Ванкувер. Мы его не преодолели. И это действительно очень большая боль, которая с нами живет. Пусть только мы об этом знаем. И мне уже не хочется говорить на темы «чтобы», «как бы». Здесь нет сослагательного наклонения. 

Дехтярев: Вернемся в наше время. Работа со сборной Польши. 

Быков В.: Это тоже в прошлом. 

Захаркин И.: Давай несколькими штрихами. Ты понимаешь, ведь мысли, идеи, взгляды, тенденции — они у тренеров, специалистов, работающих в хоккее, возникают независимо от того, с кем они работают, независимо от квалификации игроков и даже от уровня подготовленности команды. Поэтому сборная Польши… Ты иронично задаешь этот вопрос…

Дехтярев: Нет, не иронично. Нормально. 

Захаркин И.: Сделать из косных игроков именитую команду, которая сумела выйти в группу «А», обыграв всех остальных совсем неплохих соперников... Если даже вспомнить матч против сборной Литвы с Зубрусом в составе, — это дорогого стоит. И творческие идеи, связанные с развитием нашей конструктивной игры, с атакующими действиями, с умением обороняться, правильно организоваться, — в этом смысле данная работа…

Дехтярев: В плане тренерской работы вы что-то для себя почерпнули, работая со сборной Польши?

Захаркин И.: Да, многое. Это ведь процесс. Тренерская работа — это всегда процесс. Нельзя сказать, что мы достигли чего-то. 
Сегодня мы выиграли — завтра идем дальше. Всегда появляются новые проблемы, задачи. Потом появляются новые достижения. Это постоянный процесс. Двумя фразами обрисовать, чего мы добились, не получится, здесь конкретики нет. Это хороший опыт. 

Думаю, и я, и Слава должны гордиться тем, что мы сделали в Польше. То, как сейчас относятся к хоккею в Польше, — в этом и наш большой вклад. В этом смысле я лично почерпнул много положительного. 

Быков В.: Помимо результата, завоевать доверие ребят, которые шли за нами и которые готовы были на все, — это тоже очень дорогого стоит. 

Дехтярев: Перейдем тогда к Континентальной хоккейной лиге. Наверное, было много вариантов. Не секрет, что вас приглашали и в другие команды, помимо СКА. Было ведь, да? Не срослось или какие-то условия не устраивали?

Давай вот это мы сейчас опустим. 

Дехтярев: Мы не будем называть команды.

Я даже не собираюсь тебе говорить, приглашали или нет. Просто было стечение обстоятельств, в результате которого мы не смогли вернуться в КХЛ. Сейчас мы готовы, мы здесь.

Дехтярев: А вообще, тяжело, когда время идет, но не получается вернуться в Континентальную хоккейную лигу? Я, например, ждал вашего возвращения. И, скажу честно, ждал раньше.

Захаркин И.: Здесь в какой-то степени моя, может быть, не то чтобы ошибка… Мои жизненные обстоятельства не позволили мне принять решение. 

Быков В.: А я получил огромное удовольствие от работы в Польше. Огромное. Я был в качестве генерального менеджера в сборной. А Игорь постоянно работал как главный тренер. Действительно, это был интересный, богатый опыт как жизненный, так и тренерский. Поэтому говорить, что где-то могли, кто-то ждал… Мы здесь и сейчас.

Захаркин И.: Слав, я все равно хочу подчеркнуть одну мысль, которую Володя незаметно, но высказал: условия не устраивали. Такого вопроса вообще никогда не было. Мы никогда, никогда вообще не говорили об условиях. Если ты имеешь в виду финансовые условия.

Дехтярев: Я думаю, одно условие было. Я опять-таки за это Вячеслава очень уважаю. Он сказал, что без Игоря Захаркина работать не будет. Это ведь было?

Быков В.: Это было сразу озвучено.

Дехтярев: Это такой серьезный мужской поступок. 

Быков В.: Я придерживаюсь своих принципов. Никто не сможет меня от них отвернуть. Я думаю, это присуще многим мужчинам.
Что касается нашего тандема, то я считаю, что если мы можем давать результат и получаем удовольствие и удовлетворение от нашей совместной работы, то почему мы должны слушать каких-то специалистов или еще кого-то? Не вижу смысла в том, чтобы разъединяться и работать отдельно. Главное, что удар-то был по нам. Если сейчас посмотреть на команды КХЛ, можно увидеть, что, наверное, половина команд работает так же — тандемами. И никто слова не говорит. Ясно, что нас или любят, или ненавидят. Но пишут в большей степени те, кому не нравится наш метод работы. 

Дехтярев: А чем он им не нравится?

Быков В.: Ну вот этого я не знаю. С моей стороны решение было однозначным. Я сказал Игорю, что, если есть возможность, человек должен себя реализовать как персону, как личность. Мы, с одной стороны, независимы, с другой стороны, получается, что результат можем давать вдвоем. 

Захаркин И.: Я тоже говорю Славе, что я не должен стать причиной неразвития его карьеры. 

Дехтярев: А была такая проблема? Все почему-то об этом говорили. 

Была, да. Мне было сделано несколько предложений.

Дехтярев: Из КХЛ?

Да. 

Дехтярев: И приглашали вас одного? 

Да. 

Дехтярев: Они объясняли, почему именно вас?

А я даже не собирался слушать доводы или еще что-то. Я говорил конкретно: так или никак. 

Дехтярев: Это действительно очень мужской поступок. Немногие готовы сейчас так поступить. Хорошо, давайте дальше. Как раз про тандем многие говорили, что Быков и Захаркин на свою кухню, как говорится, никого особо не пускают. И сейчас я присутствовал на вашей тренировке. И увидел, что вы там не одни, вас там много. Я увидел достаточно большой тренерский штаб. Здесь и Борщевский, и Соколов — тренер вратарей, и Зубов. То есть серьезный тренерский штаб. Это изменились вы? Или было указание сверху? Может быть, просьба какая-то? Или никаких подводных камней здесь нет?

Захаркин И.: Мы стали мудрее. 

Быков В.: Но это не для того, чтобы прикрыть одно место. Недавно возвращались из Хельсинки. В силу того что тренировочный процесс продолжался, у нас ряд игроков еще оставались в Петербурге после нашего отъезда. Мы оставили Колю Борщевского с этой группой игроков. И по возвращении у меня было ощущение, что уже Коли не хватает. То есть мы уже обжились в нашем маленьком коллективе. Мы и тогда не были закрыты. У нас в принципе нет дверей в нашей кухне, она открыта. Просто туда могут войти только те, у кого открытые сердце и душа, есть желание работать и что-то творить. А не просто поддакивать, как китайские болванчики. 

Поэтому мы искали, мы пробовали. Игорь сказал, что даже в сборную мы приглашали ребят. И дали им, кстати, дорогу. Многие сейчас работают в КХЛ. Поэтому найти людей, с кем тебе не просто комфортно, но и есть вот этот процесс поиска через дискуссии, через конфликты, споры, — нелегко. Мы чувствуем, что из Сергея, Николая, Кирилла, Максима складывается отличный коллектив.

Захаркин И.: Мы всегда говорили, что любой человек, входящий в тренерскую команду, должен что-то добавлять. Если мы видим у человека потенциал, видим, что его взгляд в какой-то мере — это может быть осознанно или неосознанно — правильный, то такие люди нам всегда интересны. Я с Николаем познакомился только на Олимпиаде. И по образу мышления, по вопросам, которые он задавал, стало ясно, что этот человек близок нам по духу. Сергей Зубов — человек и игрок, который имеет богатейшую хоккейную карьеру. И его заинтересованность в вопросах подготовки хоккеистов, в работе с защитниками действительно импонирует. У него огромный опыт. Это важно огранить, придать этому правильное направление. И он хочет работать. Безусловно, он растет как великолепнейший специалист. Поэтому каждый человек, который у нас есть в тренерской обойме, это потенциально сильный тренер, интересная личность. И я с вами согласен в оценке, что это хороший, перспективный и сильный тренерский штаб.

Дехтярев: Вячеслав Аркадьевич, следующий вопрос касается обязанностей генерального менеджера. Что в вашу задачу входит? Комплектование состава? Обмен игроков? Какие задачи лежат на вас?

Быков В.: Первое — формирование тренерского штаба. Второе — формирование основного состава команды, где мне помогают и менеджеры клуба, и селекционеры. Мы, кроме того, в прямом контакте с вице-президентом Романом Борисовичем Ротенбергом. Эту функцию мы разделяем. Я никоим образом не касаюсь никаких финансовых вопросов. Чисто спортивная составляющая, где мне также помогают менеджеры и службы.

Дехтярев: А когда вы комплектовали тренерский штаб, это как-то обсуждалось с Романом Ротенбергом? 

Быков В.: Безусловно. И с Геннадием Николаевичем Тимченко. То есть мы в контакте были постоянно. Хотя должен сразу сказать, что уже до меня, до нашего тренерского штаба, команда была укомплектована на 70–80 %. Остался костяк команды. 

Дехтярев: Вас сейчас полностью устраивает этот костяк?

На данный момент да. Я считаю, что у нас никогда не было такой хорошо подготовленной команды. Поэтому менеджеры, генеральный менеджер, люди, работавшие в этот период времени над подбором игроков, они проделали, с моей точки зрения, классную работу. 

Сразу хочу заверить тех специалистов, которые считают, что мы слишком много взвалили на себя, и сопоставляют…

Дехтярев: А такие разговоры идут?

Конечно, они есть. От этого же не избавиться. 

Дехтярев: А это что, зависть?

Сложно сказать. Сразу хочу оговориться, что я готов работать хоть сорок восемь часов в двадцать четыре. Все эти подковырки — они беспочвенны. Весь процесс — это организация труда. Тем более когда есть штаб и мы можем делегировать людей, оказывать им доверие. Входя в процесс, они чувствуют ответственность и с удовольствием делают работу. 

Дехтярев: Илья Ковальчук, как раз когда вы появились в СКА, высказал такую интересную мысль: наконец-то в нашей команде будет русскоговорящий тренерский штаб, два российских специалиста. Как вы к этому относитесь? Ведь у нас действительно засилье иностранных специалистов. У СКА, если брать историю Континентальной хоккейной лиги, вы первые российские тренеры. Именно в истории СКА.

Захаркин И.: Вообще, Слава сейчас такой пространный монолог провел, а я тебе сейчас скажу, что все разговоры вокруг да около — мне это сейчас уже малоинтересно. Мне интереснее поговорить об Илье Ковальчуке, чем о том, что русские тренеры приехали. Мы просто профессионалы, которые выполняют свою работу. 

Дехтярев: Как раз продолжая про Илью Ковальчука. Тренер, к сожалению, так и не смог найти оптимальное сочетание звеньев. В прошлом сезоне эта проблема преследовала СКА. Потому что у Ковальчука партнеры как только ни менялись. Вот сейчас вы пришли, мы как раз начинаем разговор про Илью Ковальчука. Вы определились с партнерами? У вас сейчас намечается такая троечка — посмотрим, что из нее получится по ходу сезона.  

Захаркин И.: Давай пас сейчас дам Славе. Смотри, мы получаем приглашение в команду. Всегда, когда мы получаем приглашение в команду или предложение работы, мы проводим анализ, что в команде сделано хорошего и плохого. Почему команда сыграла удачно или неудачно до нас? Поэтому, придя в команду, мы уже знали, какие проблемы были у СКА в предыдущие сезоны. Мы наметили для себя, как эти проблемы решать. Дальше создавалась звено. Пас отдал.

Быков В.: Мне, как генеральному менеджеру, важно было поставить задачу, чтобы создать ударное звено на базе Ильи Ковальчука. 

Дехтярев: Как вы считаете, удалось?

Быков В.: Это процесс, который требует времени. Бывают, конечно, случаи, когда пошло как с листа. Но мы считаем, что сочетание Ковальчука, Эриксона и Тихонова — это перспективное направление. Мы дадим достаточно времени, чтобы они освоились.
Дяхтерев В.: Если говорить об ошибках, то, опять же, в прошлом сезоне Ялонен очень часто использовал Илью Ковальчука в большинстве, но на месте защитника. Я ему даже задавал по этому поводу вопрос. В то же время было видно, что и Илье Ковальчуку не совсем уютно в этой роли — играть в большинстве и на месте защитника. Понятно, что, может быть, это не его. Сейчас в этой ситуации ошибки будут учитываться? Вообще, в чем заключаются ошибки?

Володь, вот ты скажи, ты помнишь финал 2008 года?

Дехтярев: Помню.

Илья Ковальчук с какой позиции забивал гол?

Дехтярев: С позиции защитника…

И ему там нравилось. 

Илья — это игрок выдающийся и высококвалифицированный. Это бесспорно, это все понимают. Есть процесс — то, о чем мы говорим, — и есть состояние. Состояние души, состояние команды, возможно, не позволило ему проявить свои лучшие качества, играя на этой позиции. Но он так играл и в «Джерси», и в сборной. Он так играл очень много лет на этой позиции, и никто не жаловался.

Дехтярев: Но сейчас у него это не получалось, действительно. 

Поживем — увидим. Потому что это игрок, который способен играть на многих позициях. Главное — правильно и эффективно его использовать. 

Дехтярев: Я думаю, вы умеете использовать правильно и эффективно. 

Мы постараемся. Это наша задача, чтобы игрок свой потенциал раскрыл. 

Дехтярев: В связи с этим вопрос: вы когда-нибудь советуетесь с Ильей Ковальчуком, как лучше, что сделать в команде, кому с кем удобнее?

Нет, кому с кем удобнее нет, но о самочувствии общаемся не только с Ильей — нас интересуют все игроки. Начиная с Юдина Димы — самого молодого игрока — и заканчивая более зрелым Эриксоном. Для нас важно понимать путь игрока. Как он переживает, как к чему относится, важно его настроение. Мы много ведем работы не только на льду и здесь, в офисе, но и с игроками. Они все живые люди, все личности. Важно всех их знать — не только одного. Илья — капитан, своим примером он задает тон. Безусловно, где-то мы с ним разговариваем по каким-то вопросам. Но также стараемся вести беседы с каждым из них.

Дехтярев: Цели и задачи на сезон перед командой СКА? Понятно, что сейчас на вас будет огромное давление. Уже шесть лет, седьмой сезон. Все от СКА ждут Кубок Гагарина. Вы уже завоевывали Кубок Гагарина. Опыт есть. И вот сейчас какие цели и задачи?

Хочется еще. 

Дехтярев: Прямо в этом сезоне?

Да, хочется еще. 

Дехтярев: Вот это давление постоянное. Потому что и город ждет, и руководство ждет. Ждут уже не первый сезон. Ждут с разными тренерами. И все еще ждут?

Захаркин И.: Я давления не ощущаю. Для меня, я думаю, так же и для Славы, для нас важен контакт с командой. То есть, когда есть у нас команда, в которую мы верим, которая в нас верит, когда мы видим, что между нами есть контакт, то никакое давление не страшно. 

Быков В.: Четвертого числа команда выйдет на лед против «Локомотива», и вот эти двенадцать с половиной тысяч на стадионе — вот это давление.

Захаркин И.: Это правда, вот это давление. Но здесь значение имеет вера в свою работу, в нашу команду, потому что команда складывается, команда получается. Когда мы все вместе, когда это давление делится на каждого члена команды, то есть не только на нас, но на всю команду, на людей, которые работают с нами в этом офисе, начиная с директора, заканчивая уборщицей, — это все наша команда. Есть давление в виде ожидания. Но есть и любовь к команде. И те, кто любят нашу команду, они тоже делят это давление. Поэтому, не знаю, как ты, Слава, а я это давление совершенно не ощущаю. 

Быков В.: Важно его правильно использовать, аккумулировать энергию, которую мы получаем. И использовать во благо. А без давления — какой же спорт? Это как перед экзаменами каждый раз. Важно быть готовым. Поэтому любой спортсмен ощущает давление перед чемпионатом, перед игрой, перед любым выходом. Но это и готовность. Если бы такого давления не было, его нужно было бы создавать искусственно.

Дехтярев: Сейчас вратарская линия полностью вас устраивает? Потому что разговор идет о том, что есть проблемы у вратарской линии…

Кто тебе сказал?

Дехтярев: Я сам видел. И в прошлом, в позапрошлом сезоне в самый важный момент, когда надо было выручать, именно вратари проваливались. Я могу вспомнить Штепанека. В том сезоне были моменты, когда проваливался. Сейчас по вратарской линии как?

Мы пол сделали хороший — не провалится. 

Вопросы будут всегда и ко всем. Невозможно, чтобы был эталон. Нет такого. Тем более нужно шлифовать игру, отрабатывать, притираться. Здесь еще работы достаточно. Это такой длительный процесс формирования команды. Не просто взяли как есть, хотя костяк и был.

Дехтярев: Вот я как раз и хотел задать вопрос. Вы же сказали, что какой-то определенный костяк есть?

Да, но до этого они играли по другой системе. Игроки, они же стараются выполнять то, что от них требуется, и им нужно какое-то время, чтобы перестроиться, какой бы ты хороший ни был. Поменялись правила — к ним нужно подстраиваться. Есть определенные привычки, которые нужно ломать. А не всегда это получается быстро. Будем стараться. Мы верим в наших вратарей. И для нас абсолютно ясно, что мы будем идти вместе с ними до конца. До победы.

Дехтярев: Понятно. Тогда немного о хоккее в целом. Сейчас Континентальная хоккейная лига отменила правило молодых игроков. Теперь их не надо будет заявлять. То, о чем многие говорили. Потому что в основном приходится это правило обходить. Или вратаря молодого сажаешь на лавку, и он просто сидит, или приходится заявлять. На пользу это никому не идет. Собственно говоря, вы, Вячеслав Аркадьевич, пробивались без всяких заявок, доказывали своей работой, что, если будешь трудиться, пробьешься в основной состав. Вот это правило отменили — это на пользу?

Быков В.: Я надеюсь, что это пойдет на пользу. Но предоставляется два места, которые ты можешь использовать для молодых игроков. И мы их будем использовать.

Захаркин И.: Да, потому что у нас есть молодые ребята, и школа СКА работает лучше и лучше. Сейчас создается Академия СКА. Конечно, перспективные ребята, в которых мы верим, в которых мы видим достаточное желание играть на таком уровне, — они будут играть у нас в команде. Эти два места мы будем использовать всегда.

Дехтярев: Еще один такой момент. В вашу бытность главным тренером сборной России все время вставал вопрос о лимите легионеров. Сейчас вы клубный тренер. И, на ваш взгляд, лимит легионеров вообще нужен нашему хоккею? Многие сходятся во мнении, что если мы строим сильную лигу, то здесь должны играть сильнейшие, без всяких лимитов. Ваше мнение на этот счет?

Быков В.: Если мы называем эту лигу бизнес-проектом, то здесь, я считаю, никакие лимиты не нужны. Но если это не просто бизнес-проект, а и социальный проект, и бизнес, то здесь, безусловно, нужно смотреть совсем по-другому. Для этого нужно определиться, что мы делаем, какой продукт.  

Дехтярев: Наверное, пытаемся построить какой-то бизнес. Хотя в наших реалиях это достаточно тяжело. 

Быков В.: Да, тем более есть определенные правила, что и молодым надо давать под сборную работать, и каждый клуб должен иметь свою спортивную школу. Это уже не чисто бизнес-проект. НХЛ — это бизнес-проект, у них нет своих школ. Есть команда, есть бюджет. А мы должны думать о детской и юношеской спортивной школе. Вот сейчас Игорь упомянул, что мы создаем Академию в Петербурге. То есть мы расширяем действие клуба СКА. Это больше, чем одна команда. Здесь социальная составляющая, которая очень важна в России. И в Континентальной хоккейной лиге, как бы мы ни хотели сказать, что это только бизнес-проект, все равно социальный аспект присутствует. На данный момент мы, видимо, нашли более разумное решение — с пятью легионерами. Важно, чтобы это давало качество. Любые легионеры должны что-то привносить. Не просто открыли лигу, набрали неизвестно кого — и все.

Дехтярев: А наберем ли мы своих игроков из России, которые готовы будут заполнить вакантные места легионеров? 

Захаркин И.: Сложно. 

Дехтярев: Вот. То есть у нас система в целом и уровень подготовки не очень высоки.

Это действительно очень глубокая проблема. Каким путем тогда идти надо? Квалифицированных игроков не хватает для того количества команд, которое мы имеет. Уменьшать количество команд? Но я согласен с тем, что это и социальный проект. И многие регионы хотят иметь свою команду в КХЛ. И они идут на то, чтобы приглашать иностранцев. Здесь действительно речь тогда надо вести о качестве легионеров. Если он приезжает играть в нашу страну, он должен быть хорошим примером для молодежи, это должны быть учителя. Тогда это оправданно. И тогда приглашение легионеров — это единственный путь для такого количества команд. 

Дехтярев: Регулярный старт в КХЛ ждете? Заждались, наверное, потому что эти три года тяжело давались. 

Хочется играть.

Дехтярев: А что-то изменилось за время вашего отсутствия в КХЛ? Пересмотрели, может быть, что-то? Где-то что-то не так, может, сделали?

На такой вопрос раньше, в принципе, отвечали. Действительно, тренерская работа — это процесс. Всегда можно сделать лучше. И я не знаю, что мы сделали тогда не так. Потому что результат — он все равно является критерием оценки нашей работы. И раз со сборной командой мы проиграли, значит, сделали плохую работу или не очень качественную. Даже не в Ванкувере, а в Братиславе. Если брать Польшу, то наш тренерский опыт приводил к успеху. Постоянно развивается хоккей, развиваемся мы. Задача — не отстать, предвидеть тенденции, быть готовым к неожиданностям. В этом смысле ничего не изменилось.

Мне показалось, что в КХЛ хоккей стал более динамичным. Идет тенденция развития более агрессивного стиля. 

Дехтярев: Но это тот хоккей, который проповедуете вы, который вам больше нравится. Более атакующий. 

Ну, не то чтобы более атакующий… Он все равно сбалансированный. Но более двигательный, более быстрый, может быть. Более… агрессивный. Хотя, это, наверное, не то слово. Стало больше команд, которые пошли в этом направлении. В Европе это уже давно. То есть существуют тенденции, их подхватили, и сейчас появилось больше команд классом выше. И это хорошо для дальнейшего развития лиги. Есть конкуренция — есть интрига. 
Всё жду, когда в нашем хоккее, особенно в молодёжном и юниорском, наступят «урожайные» годы. Вот и последний чемпионат мира среди игроков не старше 18 лет показал, что проблемы есть, осталось выяснить, когда мы их решать будем. Вновь услышал о том, что год выдался «неурожайным». Но простите, я не верю, что у американцев годы такие уж «урожайные». Просто за последние шесть лет сборная США U-18 пять раз побеждает на этих соревнованиях. Может, вопрос всё же в другом, в уровне подготовки молодых игроков, в уровне работы тренеров, в уровне работы Федерации хоккея США?

Есть у них отдел, занимающийся разработкой спецпроектов по работе с детьми и юниорами. И ведь работает. Во-первых, увеличилось число занимающихся хоккеем, во-вторых, увеличилось количество американских игроков в НХЛ, что положительно сказывается и на сборной. Положительно сказывается на американском хоккее в целом. Понятно, что у каждой федерации хоккея есть своя стратегия развития в Финляндии, Швеции, Канады и США, но у нас есть явные проблемы. 
Цитата
«Мы очень хорошо помним, как Советский Союз всё выигрывал: диктатура во всём, в том числе и в хоккее, позволяла всё контролировать. Главным вашим оружием были тренеры».

И очень хочется понять, что происходит с хоккеем у нас в стране и нужен ли он нам вообще. Конечно, можно радоваться победам на чемпионатах мира, можно брать победы на Еврочелленджах, но у нас наметился явный дефицит квалифицированных игроков. Мы постоянно вспоминаем, что у нас дефицит защитников, дефицит центральных нападающих. К тому же у нас явный дефицит квалифицированных тренерских кадров.

Молодёжь как уезжала в Северную Америку, так и продолжает уезжать. Что же делать в этой ситуации? Может, и нам не хватает отдела по спецпроектам, куда войдут люди, которые действительно хотят работать на благо отечественного хоккея, которые хотят и знают, как вывести хоккей в России из кризиса. Ведь в том, что он в кризисе, сомнений быть не может.

А вот как развивается хоккей в США. Лу Вайро — президент Федерации хоккея США по спецпроектам. Он рассказал мне, какие проблемы у них там и как они хотят их решать.

— Много ли внимания уделяет федерация США молодёжному хоккею?
— О да, очень много. Это одна из самых важных задач нашей федерации. У нас очень большая страна: в ней насчитывается примерно две с половиной тысячи клубов. Мы живём в достаточно демократичной стране. В некоторых аспектах это очень даже хорошо, а в некоторых — сильно мешает. Возникают сложности именно для спортивных команд. Очень тяжело контролировать определённые вещи. Например, мы не имеем влияния на НХЛ и АХЛ. Мы даже не контролируем хоккей в колледжах и университетах. За этим всем следит отдельная организация. Мы практически полностью держим в руках детский хоккей, но каждый штат всё ещё имеет независимость. И они могут развивать хоккей по своим правилам. И это, конечно, расстраивает меня, но есть методики, которые позволяют всем ребятам заниматься практически по единой программе. Это правильно. Мы смогли сделать программу национального развития.

Мы очень хорошо помним, как Советский Союз всё выигрывал: диктатура во всём, в том числе и в хоккее, позволяла всё контролировать. Главным вашим оружием были тренеры. Они многому могли научить и учили. У вас были очень хорошие команды с классными школами — ЦСКА, «Динамо», «Крылья Советов», «Химик», «Спартак»… Так и нужно. И мы стараемся работать в том же ключе. Ищем талантливых ребят и помогаем им раскрыться. Они не платят: мы их полностью всем обеспечиваем. Даём возможность сфокусировать своё внимание только на учёбе и хоккее. 


И они показывают результаты. Посмотрите, насколько улучшились показатели юниорской, молодёжной и национальной команд, потому что они все развивались по одной системе.

— Мистер Вайро, какими темпами сейчас идёт развитие хоккея в США?
— Сейчас лучше. Я свою работу в федерации хоккея начал в 1978 году. И в то время у нас было всего два игрока из НХЛ, которые выступали за сборную США. На Луне тогда от нашей страны работало больше народа. Анатолий Тарасов, Аркадий Чернышов, Владимир Костка — я просил этих людей помочь нам, просил помощи у чешских, шведских и канадских тренеров. Ресурсов было достаточно, но знаний не хватало. Мы посещали огромное количество семинаров, мы изучили громадное количество тех методик, по которым работали ведущие хоккейные страны, — это была титаническая работа. И из каждой страны мы взяли всё самое лучшее, что было у них. Мы многому научились, поменяли мнение и представление людей о хоккее. Мы сделали не копию, а собственный хоккей, разработали специальную программу развития хоккея. И теперь уверенно идём в правильном направлении.

А вот и про тренеров.

— Это очень серьёзная, многоступенчатая программа подготовки тренеров. Она включает теорию и, конечно, практическую работу. Опыт практической работы должен быть обязательно. Без этого нельзя стать тренером.

Вдумайтесь, насколько фундаментально ведётся работа и, самое главное, работа, которая приносит результат. А ведь стоит отметить, что первая программа развития хоккея в США начала свою работу в 1996 году. В 2006-м пошёл второй этап программы развития хоккея в США с учётом новых требований, новых инноваций в современном хоккее, с учётом появления новых технологий в современном хоккее. Может, экспертный совет при ФХР займётся решением этого вопроса? Может, стоит с министром спорта разговаривать на эту тему? И начинать с детского хоккея?

Встретимся на хоккее!
На Руси издавна было два важных вопроса: Кто виноват? И что делать?
Кто виноват у нас научились находить, а вот, что делать пока, увы, с трудом. Вот что толку от того, какой шум подняли сейчас вокруг лимита на легионеров? Разве в этом главная проблема? У нас, в российском хоккее, по сути не осталось тренеров. И на презентации главного тренера сборной - Олега Знарка, Владислав Третьяк это подтвердил, заявив, что кроме кандидатуры Знарка другие претенденты просто не рассматривались. Значит их действительно нет.
А Есть ли они, на самом деле? Есть Назаров, Скудра, Квартальнов, но до уровня первой сборной они ещё не доросли, но в перспективе их можно рассматривать. Вот вам еще одна проблема - проблема тренерских кадров. И это помимо лимита на легионеров, который , как кость поперек горла встал у функционеров нашего хоккея. Еще один тезис господина Третьяка поставил меня в тупик. Руководитель российского хоккея признал, что поражение сборной России в Сочи – это провал, но при этом заявил, что что – это спорт, а в спорте всякое случается. Но, уважаемый Владислав Александрович, у нас этот провал идет с 2006 года, аккурат с Олимпиады в Турине. И самое главное - провал продолжается. И тут есть смысл задуматься о том, что дело не только в везении или его отсутствии.

ФХР из этой ситуации всегда выходила с большим достоинством, сваливая всю вину на тренерский штаб, приговаривая при этом, что все под контролем и ошибки будут исправлены в следующем олимпийском цикле. Следующий олимпийский цикл наступал достаточно неожиданно для ФХР, практически, как снег в январе для нашего Гидрометцентра. И что в итоге? В итоге, все на своих местах. При этом, провалили уже третью Олимпиаду. И если в 2006 году нельзя было обвинить во всех грехах КХЛ, то сейчас это очень удобная мишень. Проиграли в Ванкувере - ничего, мы тут просто с паузами на Евротуры ошиблись. Проиграли в Сочи? Так посмотрите, что творят в КХЛ! Да они ведь со своим лимитом в пять игроков «убили» весь российский хоккей! Хотя перед Сочи КХЛ просто уничтожила свой календарь, убила плей-офф. И все это в угоду пяти матчам в Сочи.

И что происходит дальше? А дальше, все тоже самое, что и раньше. Владислав Третьяк быстро находит виновных (это к вопросу "Кто виноват?"smile;). И оказался им, естественно, главный тренер сборной Билялетдинов. Но ведь он же готовил команду. А ведь и правда. И контракт у Билялетдинова как-то быстро и неожиданно закончился, хотя все твердили, что заканчивается он чуть ли не первого июня. Вспомните, как быстро Третьяк решил вопрос с увольнением Быкова и Захаркина. А что, там все по-честному было, не заняли призовое место на чемпионате мира, так что будьте добры и места освободить. И с таким треском избавились от двух тренеров, что те никак в России работу найти себе не могут. Зато все руководство ФХР осталось на своих местах. Вроде, как выводы сделали. Далее всем миром пошли на поклон к Билялетдинову, уговаривали всем миром, понимая что за ним больше нет никого. И этот факт федерацию никак не настораживает, хотя уже во все колокола идет звон, что в российском хоккее явный тренерский кризис. Зинэтула Хайдарович со своим штабом с главной задачей не справился.
А теперь вспомните, ведь еще до Сочи Третьяк эту задачу несколько раз успел поменять. Сначала говорили о золоте, потом просто о финале, но по мере приближения к Олимпиаде, договорились, что любые медали на Играх будут успехом, пусть даже и третье место. Ну а итог вы все знаете, вновь без медалей. Стрелочник в лице Билялетдинова тут же был найден. И вот тут второй вопрос: "Что делать?" Вариант с экспертным советом при ФХР был провернут просто гениально, Владислав Александпрович тут же находит выход из ситуации, когда кресло под ним не просто шаталось, а должно было просто развалиться. Конечно, экспертный совет - просто гениальное изобретение ФХР. Совет, который решит все проблемы российского хоккея в один миг. Далее Третьяк, поняв, что кресло не просто перестало шататься, а еще и приобрело более устойчивое положение, продолжил наступление по всем фронтам, переключив внимание на КХЛ. Был найден враг внутри страны, который без устли работает на развал российского хоккея. И инкриминировали КХЛ этот несчастный лимит на легионеров, который похоже не дает покоя всей ФХР.

Что будет дальше, никто не знает. Но, похоже, федерация продавит сокращение лимита, обратившись куда надо через правильных людей. Вот Третьяк и нашёл ответы на оба сакраментальных вопроса. Владислав Александрович, а где в итоге программа развития хоккея в стране, где программа по работе с тренерами? Где программа по развитию детско-юношеского хоккея? И еще было бы интересно услышать, в чем же главная задача Федерации хоккея России? А пока вы ищите ответы на эти вопросы, российский хоккей продолжает разваливаться…

Встретимся на хоккее!
Сколько раз нам ещё надо остаться без медалей олимпийского хоккейного турнира, чтобы понять, что система российского хоккея дала сбой?

12 лет Россия без медалей. Про золото и говорить не приходится. Хотя, честно скажу, такое развитие событий можно было предусмотреть уже давно. Сейчас мы лишь получаем то, к чему очень долго шли. 

У меня очень много вопросов к ФХР. Я бы просто хотел посмотреть на долгосрочный план развития хоккея в стране, хотел бы увидеть чёткую программу его развития. Подготовки тренерских кадров, работы с детско-юношеским хоккеем. Хотел бы увидеть отчёт о ходе подготовки хоккейной команды к Олимпийским играм в Сочи. Хотел бы наконец услышать президента ФХР Третьяка, что он сам думает о поражении сборной, в чём видит причины. 

Пока сказать можно лишь одно. Российский хоккей попал в системный кризис. Пришло время кардинально менять систему. Она просто не работает. У нас не хватает тренеров, у нас нет игроков. Я уже в своих колонках отмечал, что российский хоккей попал в беду, что есть проблемы, которые требуют немедленного решения, что нам пора пересмотреть систему своего хоккея. 

Но пока всё без изменений. Хотя от президента ФХР я уже услышал, что лимит на легионеров в КХЛ нужно сократить. Неужели Владислав Александрович видит все беды российского хоккея только в этом? У нас что, больше проблем не существует? Тренерские кадры, работа на перспективу, например? А у нас всё уперлось именно в лимит. 

Все требования тренерского штаба перед олимпийским сезоном были выполнены полностью. Сломать календарь КХЛ — пожалуйста. 
Цитата
Российский хоккей попал в системный кризис. Пришло время кардинально менять систему. Она просто не работает. У нас не хватает тренеров, у нас нет игроков… Российский хоккей попал в беду, есть проблемы, которые требуют немедленного решения, нам пора пересмотреть систему своего хоккея…

Вам нужно увеличить паузы на Евротуры? Мы готовы. Удобное время начала матчей? Носите, не снашивайте. Все условия были выполнены. На каждом углу только и говорили, что мы сделаем в Сочи всё, чтобы взять медали. И вот, увы, третью Олимпиаду подряд без медалей…. Что ещё нужно сделать с нашим хоккеем, чтобы понять, что мы в кризисе и нам надо выбираться? Вылететь из элитного дивизиона на чемпионате мира?

Вот какие проблемы, по моему мнению, сейчас надо в срочном порядке решать.

1. Организационно-управленческие проблемы: органы управления ФХР, как и собственно КХЛ, не в состоянии обеспечить эффективное управление функционированием и развитием хоккейной отрасли.

2. Проблема обеспеченности крытыми катками, массовости. По показателю массовости занятий хоккеем на единицу населения Россия сейчас занимает последнюю строчку среди ведущих хоккейных стран. 

3. Проблемы качества хоккея. Ни ФХР, ни КХЛ не обеспечивают решения основной задачи – повышение качества хоккея. По большинству показателей качества хоккея КХЛ и сборная России отстают от требований международного уровня. Нет современных методик подготовки игроков и команд к длительным и краткосрочным турнирам. Не разработана философия, концепция национального стиля игры как общего вектора, направленности российского хоккея.

4. Проблемы подготовки тренерских кадров. Система подготовки тренеров, существовавшая ранее, разрушена и не воссоздана до настоящего времени. В результате Россия существенно уступает ведущим хоккейным странам по обеспеченности квалифицированными специалистами.

5. Проблема подготовки игроков. На данном этапе качество учебно-тренировочного процесса российских игроков находятся на уровне 25-летней давности. 

6. Проблема подготовки сборных команд России. До сих пор не создана система сборных команд страны. Утрачена система подготовки современных защитников и центральных нападающих. Неэффективность сегодняшней концепции игры сборной мы видим на практике неудачным выступлением всей "вертикали" сборных команд.

Это лишь малая часть проблем российского хоккея в целом. Мне бы теперь очень хотелось услышать ответ как от представителей ФХР, так и представителей КХЛ. Сколько ещё можно молчать и не видеть проблем отечественного хоккея? Кто ответит на все эти вопросы?
Сегодня 31 января в 19:00 по Москве в программе "Территория КХЛ" на Спорт ФМ в гостях вице-президент КХЛ Владимир Шалаев. Не пропустите. В программе затронули тему нового регламента, возможного изменения "потолка зарплат" и многое другое.
Друзья! Сегодня с 19 часов в прямом эфире на Спорт ФМ новая программа с Владимиром Дехтяревым – ТЕРРИТОРИЯ КХЛ! Каждую пятницу слушаем экспертов и говорим со звездами. Присоединяйтесь! Сегодня в гостях эксперт КХЛ ТВ Александр Бойков. Обсуждаем завершившийся "юрьев день".
Завтра 10 января в рамках программы "За Бортом" в гостях хоккейный эксперт Александр Хаванов. Вопросы можете оставлять здесь.
Всё время нас пытаются загнать в какие-то рамки. То продукты по карточкам, то водка по талонам. Вот и в спорте то же самое.
И вновь хочу вернуться к теме лимита на легионеров в нашем хоккее. Недавно исполнительный директор ФХР Валерий Фесюк вновь заговорил о том, что, дескать, лимит на легионеров в КХЛ не должен превышать три человека. А почему именно эта цифра, почему три, а не четыре или не два? Я вот, например, ввёл бы ограничения работы в ФХР: отработал два срока и до свидания, а можно и по возрасту.
Собственно, а почему сразу всё сводится к ограничениям, к вводу лимита? Вот если бы Фесюк, допустим, сказал, мол, мы тут, в ФХР, программу развития молодёжного хоккея придумали, это будет качественный скачок, и никакой лимит нам тогда не страшен. Наши молодые игроки способны конкурировать с легионерами на равных и ни в чём им не уступать… Но нет, это не наш метод! Зачем наводить порядок в детском хоккее, когда проще пойти, куда надо, и доложить, куда следует – во всём виновата КХЛ.
Понятно, что ФХР боится потерять контроль над ситуацией и в один прекрасный момент перестать быть всемогущий организацией в стране. Под диктовку которой сейчас вынуждена жить КХЛ.
Почему же в НХЛ не боятся жить без лимита? Да всё очень просто: лига там — это коммерческий проект, и там болельщики хотят видеть лучших хоккеистов мира. Вот и нам здесь, в КХЛ, надо стремиться к тому,  чтобы в нашей лиге играли лучшие, а легионер он или местный игрок, не так важно.
Сейчас от этого лимита только хуже — цены на игроков с российскими паспортами зашкалили за все пределы – причём давно уже не только разумные, дошли уже до невменяемых. А лимит лишь только повышает цены на хоккеистов, отсюда просто нереальные потолки зарплат, которые могут выдержать лишь несколько клубов в КХЛ. Снизим число легионеров до трёх – получим очередной виток "финансовой гонки вооружений", кто-то в этом сомневается?
Но раз на этот счёт федерация молчит, может быть, тогда надо отойти в сторону и не мешать КХЛ продвигать свой продукт? А ФХР тем временем заняться продвижением хоккея в массы?
Вот ввели правило молодых игроков в КХЛ, и что? Да все клубы стараются всеми хитростями его обойти. Заявляют на игру молодого вратаря, а если у первого травма или просто не пошла игра, получается, менять его не на кого, а отсюда страдает сам принцип игры. Молодёжь в большинстве своём не играет, не получает постоянной практики, как было бы в ВХЛ и МХЛ, а только тренируется с главными командами, а во время матчей исправно "полирует лавку", выходя на лёд лишь для того, чтобы его пересечь для отсидки командного штрафа.
Только не надо говорить, что с отменой лимита мы опустимся на дно, никуда не опустимся, просто тогда ФХР займётся своими обязанностями, больше внимания будет уделять развитию молодёжного хоккея. А то ведь странная политика получается: мы и в КХЛ готовы поруководить, и в ФХР навести порядок, а прикрываться будем результатами сборной.
Давайте начистоту: да кому нужен этот Кубок надежды в глобальном масштабе, он же чемпионат мира! Ведь независимо от его результата мы всё равно молимся, чтобы в плей-офф Кубка Стэнли не попали "Детройт" Дацюка, "Вашингтон" Овечкина и "Питтсбург" Малкина. А тем временем давайте установим лимит, и игроки у нас сами будут появляться, как грибы после дождя.
Но разве дело только в числе игроков? Нам ведь ещё и тренеры нужны квалифицированные. Так, может, ограничить и ввести лимит на иностранных тренеров — три в лиге и не больше. А почему нет, и потом организовать аукцион, кто больше даст, тот и может пригласить иностранного тренера, так и денег ещё можно заработать. И до кучи ещё в каждый тренерский штаб обязать включать одного молодого тренера-лимитчика. До 40 лет. И парочку до 35. А что?
От создания КХЛ мы ждём совсем другого. Сильная лига – сильная сборная, не так ли? И как может быть лига сильной, если постоянно вводятся какие-то ограничения? В лиге должны играть самые сильные игроки и не важно, легионер он или россиянин. Давайте представим, что Вице-президент ФХР Борис Майоров и исполнительный директор ФХР Валерий  ввели у нас лимит на легионеров в три игрока. Где взять остальных с российскими паспортами? Ведь если посмотреть на НХЛ, то помимо разнообразных звёзд там ещё и достаточно высок средний уровень хоккеистов как таковых. Получается, вводим лимит, и игроки сами, варясь в КХЛ, вдруг начнут демонстрировать чудеса техники и мастерский хоккей, а с чего вдруг? Как-то из крайности в крайность нас бросает. А решения так и нет. И самое время посадить за стол переговоров руководителей КХЛ и ФХР, выслушать доводы как одной стороны так и другой. И ведь диалоги эти ведутся, но конструктива в них очень мало.
Так категорично заявлять, что лимит спасёт российский хоккей, я бы тоже не стал. Да, провал есть, и не надо дальше копать яму. Надо искать выход, а не вводить ограничения и думать, что таким способом мы сейчас всё решим. Но решим ли? Если не сработает, тогда следующий шаг будет запрет работать иностранным специалистам в лиге?
Вот так и живём, вводя ограничения, лимиты, карточки, талоны. Хотя проблем у нас и других хватает. Неплохо бы ввести "налог на роскошь" для богатых клубов. Раз есть у нас потолок зарплат и ты превысил его — будь добр заплатить, может, стоит ввести жёсткий потолок зарплат для все клубов. Может, стоит просто убрать разрешение клубам выводить "звёздного" игрока из-под этого самого потолка? Может, стоить принять регламент не на полсезона и каждый раз не менять его? Смотришь — и у нас жизнь в хоккее наладится. А ещё очень бы хотелось, чтобы ФХР всё же больше не про сборную вспоминала, а думала о ближайшем резерве, о детском и молодёжном хоккее. Тогда, возможно, и отмены лимита бояться никто не будет, потому как конкуренция будет высока именно за счёт наших молодых дарований. Которые способны будут на равных бороться за место в составе с легионерами.
Встретимся на хоккее!
Конечно, будет здорово и престижно, если дружине Билялетдинова покорится золотой пик. Представим, что покорился. Или наоборот – нет. Что изменится в нашем хоккее?
Да ничего не изменится. Хоккей не закроют, как азартные игры, в разряд запретных он не перейдёт. Вон канадцы ровно полвека, с 1952 по 2002 год жили без олимпийского золота – и что? НХЛ захирела и любительский хоккей усох? Американцы живут без золота 33 года – и, понимаете ли, никто не умер. Даже наоборот: хоккейный подъём в стране наблюдается. А чем мы хуже? Живём, понимаешь, без золота всего-то 21 год…
Нет, конечно, хочется победить. До зубовного скрежета хочется. Победим – и быстро найдутся те, кто вёл сборную к главному успеху. Не победим – безусловно, найдутся те, на кого спишут все грехи. Сделают очередные оргвыводы, и пойдём себе дальше. По сути, победа на Олимпиаде, равно как и поражение, не покажет уровень хоккея в стране.
Вот победили шведы в 2006 году, да не просто победили, а пока единственные в истории хоккея выиграли в один год Олимпиаду и чемпионат мира. Что-то поменялось в худшую или лучшую сторону в шведском хоккее? Россия или Канада?!Россия или Канада?!Как работали детские школы с приблизительно одинаковым количеством ежегодного набора и выпуска, так и продолжили работать. И умопомрачительного появления новых Форсбергов что-то не появилось.
Чехи, победившие в 1998 году, разве переломили ситуацию с хоккеем в стране? Да нет же. Как в тот момент чешский юниорский и молодёжный хоккей потихоньку загибался, так и продолжил загибаться. А по мнению многих местных экспертов, загибается до сих пор.
Остаются национальные федерации хоккея. Которые и должны популяризировать свой вид спорта. Так это можно делать и без Олимпиад.
Затеял я тут несколько опросов и сделал для себя удивительные выводы. В нашей стране, где, казалось бы, культ сборной никем не оспаривается, нашлось немало людей, которые уверены в том, что выиграть Кубок Стэнли как минимум не менее почетно и сложно, чем победить в Олимпиаде. Конечно, определённая доля провокационности в подобных опросах была, считать их предельно честными нельзя ни в коем случае, но… Но всё равно ситуация не столь однозначна, как она видится из окон ФХР, и прослеживается чёткая тенденция поворота зрительского интереса в сторону клубного хоккея.
Понятно, что Олимпиада и любой приличный клубный турнир, как говорят в Одессе, две большие разницы. Там – национальный, тут – интернациональный. Там играют шесть-семь матчей раз в четыре года, и победитель определён. Тут – семь-восемь месяцев в каждом году.
А ведь действительно, победить в плей-офф Кубка Стэнли намного труднее – и по времени, и по затраченным силам. Понятно, что я сравниваю турниры, которые, в принципе, с одной стороны сравнивать нельзя. А с другой – почему бы не сравнить?
Что даёт олимпийское золото? Почёт и уважение – это вне всякого сомнения. А что, Кубок Стэнли этого не даёт? Или даже Кубок Гагарина? Звание заслуженного мастера спорта или заслуженного тренера? Как вы думаете, Майк Бэбкок сильно страдает от того, что у него нет звания заслуженного тренера Канады? Мне почему-то кажется, что не страдает. А где сейчас тренер–победитель Густафссон? Которому удалось то, что не покорилось ни Тарасову, ни Тихонову – выиграть в один год и Олимпиаду, и чемпионат мира. Где он? Искал его в Залах славы НХЛ и ИИХФ — не нашёл почему-то.
Замечу ещё раз: я специально пошёл на этот провокационный вопрос. Безусловно, хоккейный олимпийский турнир сейчас и на ближайшее будущее — самое важное мероприятие. Но стало оно таковым, прошу не забывать, в 1998 году, когда на Олимпиадах разрешили участвовать всем, вне зависимости от статуса.  Именно с этого момента у нас как отрезало. Победы пропали, как корабли в Бермудском треугольнике. До того, с момента прихода нашего хоккея в олимпийскую семью, было, напомню, 8 побед в 11 Олимпиадах, а дальше – ни одной. Хотя, если так подумать, мы на старом багаже запросто могли бы победить и в 1998 году, и в 2002-м. Не получилось, а уж в 2006-м, после победы над канадцами, многие и вовсе посчитали, что дорога к золоту для сборной России открыта, осталось только подойти и забрать эти медали. Снова не сложилось, и медали забрали другие. И меня хотят заставить верить в то, что после победы нашей сборной в стране начнётся хоккейный бум? А с чего он должен вдруг начаться? У нас что, в детском хоккее тренеры вдруг перестанут брать взятки с родителей? У нас вдруг начнутся сумасшедшие аншлаги на матчах МХЛ? У нас вдруг появятся детские тренеры, которые начнут пачками выпускать сплошных Малкиных с Дацюками? Что изменится-то?
Ровным счётом ничего. Если победим, все выдохнут и скажут: наконец-то победили! Потом все получат звания заслуженных… А могут не получить, поскольку при нынешней олимпийской формуле достаточно одного дурного рикошета. Причём далеко на подступах к финалу.
Вы спросите: при чём тут Кубок Стэнли? Всё очень просто: там в победе больше логики. И дойти до неё гораздо сложнее, шестью матчами не отделаешься.
А вот то, что хоккеем в стране надо заниматься, с этим, думаю, спорить никто не станет. Причём в большей степени это делает сейчас КХЛ, где-то частично, а где-то и полностью заменив в этом направлении ФХР. Сейчас ситуация такова, что ИИХФ, назовём вещи своими именами, боится КХЛ. Потому что только КХЛ способна расшатать и разделить по-новому всю хоккейную Европу, прихватив заодно и Азию. Понятно, что в Европе тягаться с КХЛ вряд ли кто сможет. Правда, это тема уже совершенно другого разговора, к которому мы в будущем непременно вернёмся.
Не будем забывать, что теоретически в мире есть ещё один национальный турнир, стоящий на одном уровне с Олимпиадой. Это Кубок мира, или Кубок Канады – кому как нравится, лично мне второе название импонирует больше. Если НХЛ сможет пробить его возрождение, это может стать серьёзной альтернативой.для хоккейных олимпийских турниров. Боссам клубов НХЛ не придётся делать пауз в феврале, лига сможет зарабатывать, к чему, собственно, НХЛ и стремится на Олимпиадах.
Считайте, что новый провокационный вопрос я уже задал. Теперь готов вступить в дискуссию и в следующий вторник выложить аргументы в пользу сложности и ценности победы в Кубке мира в сравнении с олимпийским турниром. Кстати, по самой свежей информации, НХЛ и ассоциация игроков готовы провести Кубки мира в 2015, 2017 и 2019 годах. А олимпийскую "лавочку" прикрыть. И какова будет ценность олимпийской победы?
Встретимся на хоккее!
Сегодня 19 сентября в гостях на Радио СПОРТ вице-президент КХЛ Владимир Шалаев. Обсуждаем регламент КХЛ, отношения с ИИХФ и ФХР. Так же Владимир Шалаев откроет тайну подготовки календаря на следующий сезон и количество матчей. Не пропустите, начало в 20:00.
Вот не успел сезон КХЛ стартовать, а у нас уже две отставки и почти новое назначение. От Матикайнена ждали большего, но так и не дождались. Хотя мне казалось его уволят после прошлогоднего плей-офф. Нет дали еще один шанс и он его не оправдал. Теперь по всей видимости руководить Авангардом будет Ржига. Тоже очень интересный вариант.
Вторая отставка более прогнозируемая. Атлант по сути межсезонье провалил, команда явно не усилилась. Не знаю уж на что там рассчитывали руководители команды, но под серьезные задачи и команду надо строить более серьезную. Светлов не зря волновался в начале лета, постоянно спрашивая про усиление, которого так и не дождался. Вот так в один день в КХЛ произошли две отставки. Думаю не последние и в ближайшее время мы можем ждать новые кадровые перестановки в клубах КХЛ.
Давайте попробуем составить прогноз. Пока явно не все ладится у Тома Роу в Локомотиве, поэтому вариант его отставки исключать точно нельзя. Я бы еще поставил в этот ряд Андриевского из Минска. А вот двум североамериканцам Кинэну и Торчетти, думаю пока волноваться нечего, но в хоккее бывает всякое.